4298403356 ноября - Памятная дата военной истории Отечества.  
В этот день в 1943 году советские войска освободили Киев от немецко-фашистских захватчиков. 1-й Украинский фронт под командованием Ватутина провел Киевскую наступательную операцию за 10 дней.   

 

Понедельник, 05 Август 2013 09:14

5 августа 1943 года: Флаги над свободным городом

70 kalendar 2Отбивая у врага дом за домом, квартал за кварталом, полк к 3 часам утра 5 августа вышел на восточный берег Оки. Накануне, вечером 4 августа, заместитель командира полка по политической части подполковник В.Г. Лапин вызвал разведчиков полка – Василия Образцова и Ивана Санько. Он дал им задание: пробраться в центр города и водрузить на самом высоком здании Красный флаг. На нем были вышиты слова «За Родину!», изготовила его врач 1262-го полка Мария Александровна Караван.

Спрятав флаг под гимнастерку и утянувшись потуже ремнем, Василий Образцов сказал Ивану: «Ну что, пошли!» И они отправились выполнять задание… Бои за Орёл только-только начинались. Когда стемнело, разведчики незаметно для вражеских постов проскользнули в город. Далее двигались по боковым улицам, осторожно обходя дома и кварталы, еще занятые противником, и подошли к реке. Переправляться через неё не стали: это было опасно. Разведчики остановили свой выбор на высоком полуразрушенном доме № 13 на ул. Сталина (ныне дом № 11 на ул. Московской). Пробравшись незамеченными на чердак здания, вышли к входу на его башенку и на самом её верху водрузили Красный флаг. Это было в 2 часа 30 минут утра 5 августа 1943 года. Другой флаг водрузил на рассвете 5 августа над куполом большой церкви в центре города герой боев Н.С. Минаев». (Валит Ю.З. Алтай – Орёл – Мекленбург. – Барнаул, 1977. – С. 109.).

 

{slide=Из воспоминаний орловского художника Евгения Александровича Чистова}

 

70 calend 508 1«В нашем доме находился штаб какой-то небольшой немецкой части. За расстеленной картой, аж свисали края со стола, мы часто видели немцев. Старший у них был офицер, пенсне носил, такой благородный на вид, с добрыми глазами. Однажды он показал фото, где был он, жена и двое его «киндеров». Мать гадала ему на картах – вышло, что они живы и здоровы. С тех пор – он, правда, и до этого был нормальный – к нашей семье стал относиться с уважением. И вот уже в разгар лета, когда листья лопухов в палисаднике стали больше таза, в котором мать постоянно что-то стирала, немец этот в золотом пенсне подошел и сказал маме: «Матка, матка, бежите, прячьтесь, русские наступают: бомбы, снаряды бум-бум, убьют вас – прячьтесь. Город будут взрывать, мост будут взрывать наши, прячьтесь». Эта опасная, но ожидаемая всеми не сегодня завтра весть сразу же распространилась по Пятницкой. Женщины нашей улицы, собрав кое-что, попавшее под руку, устремились в катакомбы – наше спасение, там мы не раз пережидали бомбежки. Длинные ручейки бежавших женщин с ребятишками сливались в один поток перед входом в пещеру, и быстро – мы уже научились, как зверьё в нору – все проскальзывали через узкий вход-лаз в пещеру. А там по мере продвижения от входа вовнутрь пещера превращалась в подземные отдельные залы: холодные, грязные, со сталактитами, свисающими с высоких потолков. От главной подземной просторной пещерной улицы в стороны отходили переулочки – отсеки с тупиковыми комнатушками. У каждой семьи была своя – негласно бронированная. Наша, как и многие другие, была прибрана, на приподнятый деревянный пол было кое-что набросано: фуфайки, детская одежонка в головах, а на остро-каменистом полу травяной матрас. В углу – обязательные для всех атрибуты: иконка и лампадка самодельная. Когда приходили, она сразу же зажигалась, мать на колени – шепчет молитву с поклонами: «Господи, помилуй. Господи, помилуй, спаси и сохрани нас грешных». Мы – трое ребятишек: два брата и сестра – падали друг около друга и замирали: ждем, где ухнет бомба – у нас в ногах или подальше у соседей. К страху уже привыкли, как бы уже и ожидали смерть.

В этот день, когда немцы стали взрывать город, в пещеру набилось народу больше, чем всегда, в последний момент пребывания немцев в городе русские почти все попрятались. В проходе и в главном зале пещеры стояли так плотно, что света белого было не видно.

И вдруг свет ударил по глазам, а затем сильно заложило уши, и только потом глухой взрыв, который всех нас подбросил вместе с полом вверх – казалось, вот-вот треснет потолок пещеры и мы окажемся под обломками камней. Нет, выдержали и потолки и стены пещеры. И я думаю, вот почему. Мощная взрывная волна, которая свалила железные витые фермы железнодорожного моста с опорных быков в Оку, вошла через вход и пошла по залам, постепенно теряя свою разрушающую силу. Люди, стоящие в проходе, под её напором мгновенно повалились на землю. Враз погасли все лампадки. Наступила мертвая тишина, которая длилась несколько секунд, только лучик света от входа тянулся вовнутрь, давая нам понять, что свет мира не угас и что мы еще на этом свете, а не на том, которым нас всю жизнь бабушки и мамы стращали.

 Прошло некоторое время, и вдруг в абсолютной подземной тишине раздался приглушенный кашель: кхе-кхе-кхе. Никогда его не забуду, этот кашель пробуждающегося мира. Затем шепот, перешедший в тихий разговор: «Ты жива? Жива!» Стали ощупывать друг друга – целы и невредимы. Наступило какое-то оживление. Люди тихо стали подниматься и потянулись на лучик света к входу, и мы оказались на приступочке перед пещерой. Стоим и гадаем, куда пойти – домой или опять в пещеру. Нет-нет да и слышен свист снаряда над головой, и султан воды над речной рябью. Это наши «гостинцы» посылают. Видим: по железнодорожной насыпи бегут фигурки людей, похожие на оловянных солдатиков, которыми мы тогда играли всласть. Это, вероятно, немецкие саперы убегали – сделали свое подлое дело, подняли на воздух мост, и, как говорится, концы в воду. Я смотрю на эти фигурки, интересно же, а мать тянет за руку – идем да идем. А у входа стоит стол (откуда что взялось?). На нём – патефон, и наш пятницкий забияка Виктор Дуев пластинку с руслановской песней «Валенки» крутит. Раз, другой. Только мать оттащила нас от входа и стали мы подниматься наверх, как раздался свист снаряда и взрыв. Точно в патефон. Ни стола, ни патефона, ни Дуева. И сколько было вокруг него собравшихся – человек десять – в клочья. Только неглубокая такая вороночка в желтовато-белом известняке дымится и рваные кровавые клочья по чахлым кустам шиповника… Теперь уже почти бегом наверх. Не помню, как дома оказались. О, радость – дом Чистовых целехонек! Только крыша порвана кое-где осколками, да окна все настежь, без стекол, видать, где-то рядом рванул фугас. И что забыть не могу, когда поднимался, держась за руку матери: видел, как навстречу нам, по соседнему серпантину пропыленные, в выжженных белесо-соляных гимнастерках, струйкой к реке спускаются бойцы. И сейчас перед глазами, и часто они почему-то наведываются, как иллюстрации к картине, словно вчера это было. Впереди, в пилоточке, в юбчонке девушка: в запыленных сапогах, поперек через плечо сумка с красным крестом в белом круге, видать, их же медсестра. И так лихо, уверенно спускается к реке, прямо загляденье, а не картина. У третьего спереди на плече Красное знамя, свернутое в трубку. А дальше за ними солдаты – кто с палками, кто держась друг за друга, уже осторожнее спускаются к воде. Разойдясь по берегу, стали умываться. Вот так на моих глазах вошли наши солдаты, наши освободители, в наш город Орёл».

Бойцы входили в восточную часть города, а в его северных предместьях шли ожесточенные бои и погибали воины стрелковых частей 308-й дивизии.

 

{/slides}

 

Красные флаги парят над освобожденным городом

 

Резаков Петр Петрович, исполняющий обязанности парторга 336-го полка в этих боях, описывает день освобождения Орла в своем письме от 28 декабря 1988 года в Совет ветеранов 5-й Орловской стрелковой дивизии/

 

{slide=Письмо Петра Петровича Резакова}

 

«Утром 05.8.43 г. к рассвету мы выбрались на набережную в месте, где Ока сливается с Орликом; сюда же стали выходить и подразделения (вернее, остатки подразделений) нашего 336-го полка во главе с командиром полка Кузовкиным. Всего собралось не более одного полнокровного батальона.

 Шум боя во всех частях города прекратился, и мы не знали, есть ли противник в той части города, на противоположном берегу.

 Комсорги Морозов П.П., Шумай В.П., Васильев А.А. и я вызвались разведать противоположный берег, захватив с собой еще до боев приготовленный из красного материала флаг-знамя. Переправились на противоположный берег, а весь личный состав нашего полка приготовился по приказу командира полка Кузовкина поддержать нас огнем из всех видов имеющегося в наличии оружия, если нас атакуют немцы.

 На том берегу реки Оки, а это была Богоявленская площадь, противника не оказалось, а встретил нас единственный молодой человек в гражданской одежде. Характерно, что за всё время уличных боев в Орле мы не встретили ни одного местного жителя, а здесь к нам вышел подозрительный тип. Но он нас заверил, что в этой части города фашистов нет, они под утро спешно сбежали из города, боясь окружения.

Тогда мы попросили встреченного нами орловца оказать помощь в установке на самом высоком здании Красного знамени-флага, что и было сделано с его помощью.

 Я в то время сделал в своем фронтовом блокноте запись о первом освобожденном орловце: «Аршинов Анатолий Ефимович – рабочий завода № 9, слесарь. Богоявленская площадь в месте слияния реки Орлика с Окой».

 Знамя-флаг было установлено на колокольне Богоявленской церкви.

 Сразу после встречи с Аршиновым мы подали сигнал остаткам полка, что фашистов в этой части города нет. Полк быстро переправился через реку и форсированным маршем вышел на заданную окраину города в районе каких-то казарм, где и стал подсчитывать и пополнять свои ряды…»

 

{/slides}

 

Из рассказа подполковника Резакова П.П. следует, что первыми водрузили знамя победы в освобожденном г. Орле воины-герои 336-го полка 5-й стрелковой дивизии. Они это сделали на рассвете 5 августа 1943 года, а старший лейтенант Коновалов установил знамя позже – в 7 часов 30 минут 5 августа.

 В дневниковых записях политотдела значится, что «в 4.00 4 августа 1943 года подразделения капитана Зиновьева 142 полка первыми ворвались на восточную окраину г. Орла…», а по другим источникам – первым в Орёл вошел батальон 190-го стрелкового полка майора Денисова, который был сфотографирован корреспондентом газеты «Правда». Снимок помещен в краеведческом музее г. Орла, и этот эпизод значится в энциклопедии Великой Отечественной войны.

На рассвете 5 августа Орёл был полностью очищен от немецких захватчиков, и на здании городского Совета депутатов трудящихся взвился еще один Красный флаг.

В то время когда в городе еще шли ожесточенные уличные бои, войска ударной группы 3-й армии прорвали промежуточную оборонительную полосу противника по р. Неполодь и стремительно выдвинулись на юг, глубоко обойдя Орёл с запада. 362-я дивизия, действовавшая на заходящем фланге, разгромила несколько колонн пехоты противника, отходившего из Орла, и к исходу 5 августа вышла к р. Орлик. 342-я стрелковая дивизия, наступавшая уступом за 362-й стрелковой дивизией, уничтожая мелкие группы противника, вышла главными силами к Опытному полю, а своими передовыми отрядами форсировала р. Орлик и овладела Образцово, перерезав шоссе Орёл – Брянск.

 

{slide=Из боевых донесений командования 3-й армии}

 

«5.08. 9 ч. 00 мин. 308 сд полностью овладела Верхнее и Нижнее Щекотихино и вышла на берег р. Ока. 342 сд – Никуличи, Спицина. 186 – Пахомово. 362 – Калмыково, Мезенка. 283 – Слободка, Спицина. 269 – Плещеево. 380 сд к 4 час. 00 мин. полностью очистила западную часть города от автоматчиков противника.

 19 ч. 00 мин. 308 сд после очищения северной окраины г. Орёл сосредоточивается в районе нп Плещеево, Лужна, Щекотихино, где приводит себя в порядок.

 380 сд вошла в Образцово, Лаврово. 269 сд – Никуличи, Зеленый Шум».

{slide=Из книги английского журналиста«Россия в войне 1941–1945» Александра Верта}

 

«Во вторую неделю августа я смог проехать на автомобиле из Москвы до Тулы, а затем до Орла. В приводимом ниже рассказе, основанном на моих записях, сделанных в то время, описывается, как выглядел Орловский клин на переднем крае и что я увидел внутри выступа.

 Чертополох стоял в рост человека. Его густые заросли образовывали полосу шириной примерно три километра, тянувшуюся на запад, затем на восток и юг – почти по всему периметру Орловской дуги.

 В этих зарослях, через которые теперь шла пыльная дорога из Тулы, на каждом шагу человека подкарауливает смерть. «Мшеп» (по-немецки), «мины» (по-русски) – читал я на старых и новых дощечках, воткнутых в землю. Вдали, на холме, под голубым летним небом виднелись руины церквей, остатки домов и одинокие печные трубы. Эти протянувшиеся на многие километры заросли сорняков почти два года были ничейной землей. Руины на холме были развалинами Мценска. Две старухи и четыре кошки – вот все живые существа, которых советские солдаты нашли там, когда немцы отошли 20 июля. Прежде чем уйти, фашисты взорвали или сожгли всё: церкви и здания, крестьянские избы и всё остальное. В середине прошлого века в этом городе жила «Леди Макбет» Лескова и Шостаковича. Как-то не укладывалось в голове, что эта драма страстей и крови развертывалась в городе, где теперь стоял запах крови, пролитой по совсем иным причинам.

 Да, я въехал в Орёл утром 5 августа. Представьте себе картину: светает, кругом еще горят дома, наши орудия и танки вступают в город – они покрыты цветами, из громкоговорителя несутся звуки «Священной войны», старухи и дети бегут среди солдат, суют им в руки цветы, целуют их. Кое-где еще продолжается перестрелка. Я запомнил старую женщину. Она стояла на углу Пушкинской улицы и крестилась, а по её морщинистому лицу текли слезы. Другая пожилая женщина, образованная, судя по разговору, подбежала ко мне, протянула цветы и, обняв меня за шею, говорила, говорила, говорила без конца. Из-за шума вокруг я не мог расслышать, что она говорит, понял только, что о сыне, который в Красной Армии»

 

{slide=Из боевых донесений командования 3-й армии}

  

 

70 calend 508 2

70 calend 508 3

Факсимиле итогового боевого донесения за 5 августа

 

{/slides}

 

Как видим, в итоговом боевом донесении командования 3-й армии командованию Брянского фронта по завершении Орловско-Мценской операции отмечалось, что «К 5.00 5.8 части 380 сд под командованием полковника Кустова полностью очистили г. Орёл от врага».

Следует уточнить, что наряду с войсками 3-й армии город Орёл освобождали и войска 63-й армии, две дивизии которой – 5-я и 129-я – получили наименование «Орловских».

Части 397-й стрелковой дивизии и танкисты 63-й армии, наступавшие южнее Орла, форсировали р. Цон и овладели полустанком Саханский, соединившись здесь с частями 342-й стрелковой дивизии, продвигавшейся с севера. В результате энергичных наступательных действий этих дивизий 5 августа город Орёл был полностью очищен от немецких оккупантов.

Интересны некоторые моменты этого исторического дня. Наш город при определенных условиях мог бы стать единственным городом Первого Салюта. Для этого всего-навсего необходимо было рано утром, часов в шесть, сообщить в Кремль о том, что город Орёл освобожден от немецких захватчиков, а это было действительно так (см. документы, приведенные выше). И в праздничном приказе Сталина от 5 августа по поводу Первого Салюта в честь первого освобожденного города упоминался бы только город Орёл и только те дивизии, которые его освобождали. К тому же в пользу этого имелся еще один аргумент: 5 августа Белгород освобождался от оккупантов во второй раз.

 Вот что по этому поводу писал главный «виновник» победного торжества, командующий Брянским фронтом генерал-полковник Маркиан Михайлович Попов.

 

{slide=Из письма Маркиана Михайловича Попова}

70 calend 508 4«Около пяти часов утра 5 августа позвонил командующий 3-й армией А.В. Горбатов и взволнованно, радостным голосом доложил, что Орёл полностью освобожден от противника и что войска продолжают продвижение. На мой вопрос, насколько он уверен в этом, он отвечал, что находится непосредственно вблизи города, имеет устойчивую связь с командирами 308-й и 380-й дивизий, которые еще вчера днем вели бои на улицах, что ночью связь ни разу не прерывалась и вот только сейчас комдивы доложили по телефону о происходящих у них событиях. Я искренне поблагодарил и поздравил его с большой победой, но просил еще раз всё тщательно проверить и доложить.

Начальник штаба фронта Л.М. Сандалов тоже доложил, что получены, правда, пока телефонные, доклады о полном освобождении Орла.

– Готовить донесение Ставке? – спросил он.

– Зачем спешить? Это – очень ответственное донесение. Давайте сейчас на самолете пошлем в Орёл хорошего офицера с задачей проверить истинное положение в городе… По его возвращении и донесем в Москву.

Через полчаса тщательно проинструктированный офицер – майор Блинков – помчался на аэродром. Мы напряженно ждали. Время шло, а майор Блинков всё не возвращался. В 10 часов позвонил заместитель начальника Генштаба генерал А.И. Антонов, поздравил со взятием Орла и поинтересовался, почему мы официально об этом не доносим (эту весть Антонову, вероятно, сообщил или Мехлис, или Сандалов. – Е. Щ.). Я объяснил Антонову, что с нетерпением жду возвращения посланного в Орёл офицера. Около 13 часов, не получая от меня известий, А.И. Антонов позвонил снова и попросил всемерно поторопиться. К слову, он рассказал, что только что у И.В. Сталина обсуждался вопрос, как отметить эту крупную победу, что вспоминали петровские времена и что приказано готовить салют и фейерверк.

Наконец майор Блинков вернулся и доложил, что объехал на попутных машинах весь город, побывал на его окраинах и что наши войска уже находятся далеко к западу от Орла.

Меж тем фронтовая жизнь шла своим чередом. С утра 6 августа войска фронта без всякой передышки продолжали стремительное наступление в направлении Брянска… Мы шли в победное наступление и были уверены, что не остановимся до конца войны, шли к окончательной великой Победе, выкованной титаническим трудом всего советского народа». (Цит. по: М.М. Попов. Журнал «Огонек». – 1968, № 32.)

 

{/slides}

 

Скромный, ответственный в своих решениях был комфронта Попов, никогда не торопился таскать «жареные каштаны из огня». За него это часто делали другие: ведь здесь он поделился своей славой с Коневым и Ватутиным. Дело в том, что своими боевыми действиями Брянский фронт перетянул с Белгородского балкона на Орловский плацдарм несколько дивизий врага, тем самым облегчив штурм Белгорода, который продолжался всего два дня, т.к. линия фронта проходила у его северной окраины. Кроме того, Белгород освобождался во второй раз. Первый раз он был освобожден 9 февраля, а затем 18 марта 1943 г. был снова оккупирован немецкими войсками. В приказе Верховного Главнокомандующего город Орёл назван первым, и это не случайно, тем самым подчеркивалась его значимость. В последующем, когда в один день освобождались два или несколько городов, в приказах И. Сталина они упоминались в алфавитном порядке.

 

{slide=Справка об освобождении города Орла}

 

Оккупирован 3 октября 1941 г.

Освобожден 5 августа 1943 г. войсками Брянского фронта в ходе Орловской операции:

войсками 41-го стрелкового корпуса (генерал-майор Урбанович Виктор Казимирович) 3-й армии (генерал-лейтенант Горбатов Александр Васильевич) в составе: 308-й сд (подполковник Греков Сергей Андреевич), 380-й сд (полковник Кустов Алексей Федорович); 17 гв. танковой бригады (полковник Шульгин Борис Владимирович), 34 отд. гв. тяжелого танкового полка (подполковник Остапенко Алексей Петрович);

войсками 40-го стрелкового корпуса (генерал-майор Кузнецов Владимир Степанович) 63-й армии (генерал-лейтенант Колпакчи Владимир Яковлевич)в составе: 5-й сд (полковник Михалицын Петр Тихонович), 129-й сд (полковник Панчук Иван Владимирович), 348-й сд (полковник Григорьевский Иван Федорович); 231 отд. танкового полка (подполковник Ковалев Федор Макарович); 44-й пушечной артбригады (полковник Айрапетов Рафаэль Антонович); 8-й штурмовой инженерно-саперной бригады (полковник Арцишевский Яков Иванович);

при участии авиации дальнего действия – 5-го ак дд (генерал-майор авиации Георгиев Иван Василье­вич) в составе: 53-го ад дд (полковник Лабудев Василий Иванович), 54-го ад дд (полковник Щелкин Василий Антонович); 1-го гв. ад дд (полковник Лебедев Сергей Сергеевич); 1-го гв. ак дд (генерал-майор авиации Юханов Дмитрий Петрович); 8-й гв. ад дд (полковник Тихонов Василий Гаврилович); 2-го гв. ак дд (генерал-майоравиации Логинов Евгений Федорович), 25-го гв. ап дд (полковник Абрамов Владимир Алексеевич).

 

Примечание.

Данные взяты из издания: Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941–1945. – Москва, 1985. – С. 178–179.

 

{slide=Соединения, получившие наименования «Орловских»}

 

Приказом ВГК и приказами НКО СССР присвоено наименование Орловских:

 5-й стрелковой дивизии – полковник Михалицын Петр Тихонович,

 129-й стрелковой дивизии – полковник Панчук Иван Владимирович,

 380-й стрелковой дивизии – полковник Кустов Алексей Федорович,

 17-й гв. танковой бригаде – полковник Шульгин Борис Владимирович,

 4-му авиакорпусу дальнего действия – генерал-майор Георгиев Иван Василье­вич,

 1-й гв. авиадивизии дальнего действия – полковник Лебедев Сергей Сергеевич,

 8-й гв. авиадивизии дальнего действия – полковник Тихонов Василий Гаврилович,

 54-й авиадивизии дальнего действия – полковник Щелкин Василий Антонович,

 25-му гв. авиаполку дальнего действия – подполковник Абрамов Владимир Алексеевич.

 

{/slides}

 

70 calend 508 5

Схема положения войск на Орловской дуге к 5 августа 1943 года

 

 

 

Прочитано 4869 раз
Другие материалы в этой категории: « 4 августа 1943 года: Последний день Битвы за Орёл

Глава администрации

Администрация города

Территориальные управления

Вакансии

Законодательство

Противодействие коррупции

Аукционы и конкурсы

Витрина закупок

Предприятия и учреждения

Контакты

 

26062019 3

 

 ТОСЭР "МЦЕНСК" 

 

09102019

 

26062019 4  

 

27092019  

 

Портал Госуслуг

2019 год - Год театра в России

Баннер

 

17012019

 

2019 22 05

 

deti

 

Господдержка бизнеса

 

02072019

 

deti

 

26062019

КОНТАКТЫ
  • Администрация города Орла
  • 302000, г. Орел, ул. Пролетарская Гора, 1
  • Телефоны: 8-(4862) 43-33-12; 41-44-00 (факс)
  • Электронная почта: info@orel-adm.ru
  • Единая дежурно-диспетчерская служба:
  • 43-22-12; 43-37-35 (факс)